Материалы

Смерть вместо счастья или Илькаев против Матросова

Год еще не закончился, но я уже определился с произведением, которое можно назвать художественным памятником  2018 года . Как большинство настоящих достижений искусства последнего времени это - эфемерный объект, который от рождения и до полного уничтожения просуществовал никем не увиденный и всего лишь несколько часов. Так что он доступен зрителям только в форме фотодокументов и описаний. Не страшно,  ибо понятие «произведение» относится  в данном случае меньше к самому материальному объекту и больше - к акции и месту его воздвижения. Не менее важен и тот факт, что создание этого произведения предполагало использование и частичное разрушение другого арт-объекта. Причем смысл получившегося шедевра возникал в понятной любому зрителю корректировке семантики исходного арт-объекта, на который было совершено нападение. 

Эпоха анонимного искусства

Все чаще нашу общественную жизнь сравнивают с эпохой сталинизма. И хотя многим эти сопоставления кажутся риторическим сгущением красок, кое в чем они вполне оправданы. В исчезновении художника с авансцены публичной жизни, например. Вспомните  громкие, часто скандальные выступления художников лет сто и более назад. Репин, Перов, Васильев своими обличительными картинами многим портили настроение. Грубым образом оскорбляли религиозные чувства. Потом пришли Врубель, Сомов и Бенуа с их вычурным эстетством, далее возник хипстер Ларионов, потом Крученых, Маяковский, сумасшедший летчик Татлин, Родченко, и великий магистр Малевич. Любой без труда продолжит этот ряд. Я намеренно называю фамилии, а не тенденции, ибо современники знали, превозносили или ненавидели конкретных художников, которые умели перекричать рев социальных потрясений времени.

Состязание политиков и акционистов

Есть ли что-то общее между сочинской Олимпиадой, пляшущей в храме группой «Пусси Райот», Петром Павленским, поджегшим дверь в здание ФСБ, войной на Украине и бомбардировками в Сирии?

Валерий Кошляков. Фантазии на пустыре

«Архитектурные фантазии» Валерия Кошлякова не ограничены одной серией произведений. Это целое направление работы, к которому, начиная с середины 1990-х годов, художник регулярно возвращается, изготавливая то камерные эскизы-коллажи и аппликации на вырезанных из журналов репродукциях, то станковые картины с фото и графической печатью, а иногда и огромные монументальные композиции. «Фантазии» заметно отличаются от прочих линий творчества Кошлякова, практически всецело связанного с архитектурой и разными формами ее изображения. В них, несмотря на название, речь не идет об архитектурных проектах и видах городов. Кошлякова в «фантазиях» занимает тема типичного российского ландшафта в таком его изобразительном инварианте, который можно назвать «идентификационный национальный пейзаж».

Возрождение культа руин

Принято сравнивать нынешние времена с началом прошлого века, когда в воздухе нарисовалось тревожное  предчувствие «заката Европы». Оно породило тогда целую эсхатологическую культуру с уникальными по силе и точности образами грядущих катаклизмов. Можно, например, вспомнить картины Людвига Майднера  начала 1910 –х годов, изображавшие горящие разбомбленные немецкие города. Бомбардировщиков еще, кажется,  даже и не придумали, города радостно сияли только что инсталлированным электрическим освещением, забавные дома стиля «ар нуво» возводились словно наперегонки друг с другом с невероятной скоростью, повсюду кипело строительство метрополитенов, а Майднер уже рисовал дымящиеся развалины всего этого модерна.